* Онлайн-Поддержка клиентов *

 

Вдохновение - это такая гостья, которая не любит посещать ленивых.

Если Вы не нашли на нашем сайте готовую работу... Попробуйте воспользоваться поиском в Базе Данных 120 тысяч готовых уникальных работ наших партнеров

 

Меню сайта

Каталог работ

 »  Главная    »  Филология    »  Русский язык    »  Семантика и специфика функционирования цветооБозначений красного тона В произведениях В. Набокова  

Семантика и специфика функционирования цветооБозначений красного тона В произведениях В. Набокова


Работ в текущем разделе: [ 866 ]       Дисциплина: Русский язык       На уровень вверх

Тип: Диссертация  | Цена: 950 р.  | Страниц: 169  | Формат: pdf,  | Год: 2004  |  Работа не продается!

Также в разделе:

Семантика грамматики
Семантика и предикативное функционирование предложно-падежных форм существительных в современном русском языке
Семантика и символика прилагательного "желтый" в русском языке
Семантика и символика числа в национальной картине мира
Семантика и сочетаемость имен—названий времен и месяцев года в языке произведений И. А. Бунина
Семантика и специфика функционирования цветооБозначений красного тона В произведениях В. Набокова
Семантика и функции неопределенный местоимений в прозе Б. К. Зайцева
Семантика календарного праздника в честь святого Ильи-пророка
Семантика русской одежды
Семантика умолчания и средства ее выражения в русском языке
Семантика цели

Быстрый поиск в текущем разделе:

   

Содержание

Оглавление

Введение...3

Глава I. Микрополе красного тона в русском языке и языке произведений В. Набокова...8

§ 1. Полевое устройство цветообозначений...8

§ 2. Основные направления изучения семантики цвета...12

2.1. Принципы и подходы к изучению цвета...12

2.2. Культурная и социальная значимость цвета...15

2.3. Лингвистические аспекты изучения цветообозначений...19

§ 3. Языковые номинации красного тона в русском языке

и в произведениях В. Набокова...29

3.1. Цветообозначения красного тона как полевая структура...30

3.2. Структурные особенности микрополя красного цвета

в произведениях В. Набокова...38

§ 4. Особенности употребления слова в художественной речи...44

Глава II. Значение и употребление цветообозначений красного тона в произведениях В. Набокова...51

§1. Специфика сочетаемости цветообозначений красного тона

в произведениях В. Набокова...52

§ 2. Особенности употребления цветообозначений красного тона

в семантической области «природа»...55

2.1. Свет/огонь...55

2.1.1. Огонь...56

2.1.2. Солнце...57

2.1.3. Свет от источников искусственного освещения...63

2.1.4. Свет рекламы...66

2.2. Фауна...67

2.2.1. Животные...68

2.2.2. Птицы...69

2.2.3 Насекомые...70

2.3. Флора...74

2.3.1. Цветы...75

2.3.2. Деревья...79

2.3.3. Грибы / ягоды...82

2.4. Земля...83

§ 3. Особенности употребления цветообозначений красного тона

в семантической области «человек»...85

3.1. Кожа /лицо...87

3.1.1. Физиологические / эмоциональные состояния...90

3.2. Щеки...94

3.3. Губы...96

3.4. Уши...98

3.5. Нос...99

3.6. Глаза...100

3.7. Руки...102

3.8. Ноги...103

3.9. Волосы...103

3.10. Кровь...104

§ 4. Особенности употребления цветообозначений красного тона

в семантической области «артефакты»...106

4.1. Одежда...108

4.1.1. Женская одежда...109

4.1.2. Мужская одежда...113

4.2. Строения...115

4.3. «Мелочи»...119

Глава III. Тропы и сложные эпитеты с цветообозначениями

красного тона в языке В. Набокова...121

§ 1. Сравнения на основе цветового признака красного тона...122

§ 2. Метафоры, включающие цветовой признак красного тона...130

§ 3. Метонимические конструкции на основе цветового признака

красного тона...143

§ 4 Сложный эпитет у В. Набокова...153

Заключение...160

Список сокращений названий произведений В.В. Набокова...166

Список сокращений словарей...168

Библиографический список ...169

Введение

Введение

Интерес к изучению цветообозначений возник в 50-60-е годы XX века и был продиктован следующими причинами: во-первых, древней историей цветообозначений, основанной на чрезвычайной важности цвета для человеческого опыта. Поскольку ни один объект окружающего человека мира не существует вне цвета, цветовые характеристики - необходимый компонент визуализации пространства. Во-вторых, внимание к цветообозначениям обусловлено их важностью в формировании языковой картины мира, его концептуализации. Е.В. Рахилина утверждает, что цвет служит для того, чтобы отличить один предмет физического мира от другого ему подобного. Эта «различительная» функция особенно проявляется в тех случаях, когда объекты существуют в большом количестве экземпляров, т.е. цвет становится с языковой точки зрения релевантным и может быть описан языковыми средствами [Рахилина 2000]. В-третьих, цвето-обозначения представляют собой иерархически упорядоченную лексическую группу, системные отношения которой могут быть исследованы с позиции полевого подхода. В-четвертых, цветовая семантика пронизывает всю лексическую систему языка, и потому выявление семантических, словообразовательных, морфологических, синтаксических особенностей цветообозначений представляет исключительно важную языковедческую задачу. В-пятых, цветообозначения содержат в себе значительные эстетические потенции: семантическое богатство и способность к образованию новых, экспрессивно-образных значений способствуют активному использованию цветообозначений в художественных целях.

Цветообозначения, функционирующие в художественном тексте, представляют собой отдельную область изучения. Отраженные в художественном пространстве текста, они становятся репрезентантами индивидуальной картины мира. Индивидуально-авторское употребление цветообозначений может отличаться от общеязыкового, в связи с чем специфика функционирования цветообозначений в художественной системе писателя представляет особый интерес для исследователя.

Настоящее диссертационное сочинение посвящено семантике и специфике функционирования цветообозначений красного тона в произведениях В. Набокова. Обращение к его прозе не является случайным: В. Набоков - писатель чрезвычайно наблюдательный, воспринимающий мир посредством исключительно чуткого оптического «инструментария», в котором цвету отводится важное место.

Исследование творчества Набокова началось уже в 20-30 х гг. прошлого столетия, когда о Набокове заговорили его современники, русские эмигранты: Г. Иванов, М. Цет-лин, Н. Андреев, М. Кантор, М. Осоргин, В. Вейдле, Вл. Ходасевич, П. Бицилли, Н. Бер-

берова, Г. Адамович. Они наметили основные направления изучения набоковского творчества, которые были продолжены сначала западными исследователями, а потом и российскими учеными, обратившимися к произведениям В. Набокова только в конце 90-х годов XX в. Среди наиболее значительных исследований творчества Набокова отметим работы Б. Аверина [1997], В. Александрова [1999], Г. Барабтарло [1997; 2001], С. Давыдова [1997; 2001], А. Долинина [1997], Д. Конноли [1997], А. Люксембурга [1996; 2001], М. Медарич [1997; 2000], К. Проффера [2000], А. Пятигорского [1997], С. Сенде-ровича [1997; 1999], П. Тамми [1997] и др.

Обращает на себя внимание тот факт, что исследования, посвященные В. Набокову, являются по преимуществу литературоведческими. Языковые аспекты набоковского творчества остаются мало изученными, между тем как мастерство Набокова-стилиста отмечали даже недоброжелательные критики его произведений. Широко известно также утверждение самого Набокова: «Всякая великая литература — это феномен языка, а не идей» [Набоков 1996: 124]. В отечественном набоковедении исследование языка писателя началось не так давно. Труды Ю. Левина [1998; 1998а; 19986] посвящены специфике языкового выражения набоковского мировидения (биспациальности), а также анализу некоторых образных средств. Л. Рягузова [1999; 2000] рассматривает концептосфе-ру В. Набокова, в частности, языковую концептуализацию важнейшего фрагмента художественной системы писателя - «творчество». В работе В. Виноградовой и И. Улуха-нова [1996] находит отражение окказиональное словообразование писателя. Ряд произведений В. Набокова проанализирован М. Дымарским в свете лингвистики текста [2001]. В центре внимания Г. Гиржевой и В. Заики [2001] находятся языковые средства создания портретных характеристик в романах Набокова. М. Дмитровская [2001] исследует сюжетообразуюшую функцию набоковских метафор в романе «Машенька» и рассказе «Тяжелый дым». О. Вертинская [2001] выявляет специфику эмоционально-оценочной лексики. Следует отметить монографию Г. Рахимкуловой [2003], в которой рассматриваются художественные произведения Набокова в аспекте языковой игры. Названная работа продолжает исследования по игровой поэтике писателя (см. также: [Люксембург, Рахимкулова 1996; Люксембург 2001; Рахимкулова 2001]).

Ряд авторов намечает подходы к исследованию цвета в творчестве В. Набокова, Так, Г. Левингтон считает, что «цвет может оказаться важным средством дешифровки набоковских намеков» [Левингтон 1997: 329]. С. Сендерович и Е. Шварц полагают, что «программа» и «концептуальное ядро» романа «Лолита» «были получены» Набоковым у Блока, влияние которого ощущается даже на уровне цветописи, в ключевом образе «сине-лилового сумрака» [Сендерович, Шварц 1999: 63]. А. Яновский, исследуя роман

«Машенька», пишет: «Важно отметить значимость цветопередачи в поэтике Набокова: "эмигрантское" пространство романа по-достоевски насыщено желтым цветом» [Яновский 1997: 845]. Ю. Левинг считает, что в «Даре» «топос красно-коричневого заката имманентно несет в себе некую катастрофичность, сопровождаясь состоянием почти физического увечья» [Левинг 1999а: 85], а «в "Машеньке" предвестие изгнания пульсирует в тексте вкраплением тревожных красок—оранжевым вечером <.. .> лиловая синева переходит <...> в червонную красноту» [Там же: 88]. Эти подходы в общем виде сформулированы И. Паперно: «Создается впечатление, что Набоков как бы украшает и расцвечивает канву» материала [Паперно 1997: 504], при этом «расцвечивание» выступает, по мнению исследователя, метафорой творчества: «Введение цвета в текст <...> операция, равносильная превращению сырого словесного материала в творение искусства» [Там же]. Однако, отмечая важную роль, которую играют цветообозначения в художественных произведениях В. Набокова, никто из исследователей до сих пор не рассматривал их специфику как целостного образования, не анализировал их роль в организации художественного текста. Сказанное определяет актуальность исследования.

Цель диссертационного сочинения — исследование семантики и специфики функционирования цветообозначений красного тона в произведениях В. Набокова.

Достижение цели исследования потребовало решения ряда частных задач:

1. Определение теоретических основ и методологической базы анализа цветолексем.

2. Описание структуры микрополя цветообозначений красного тона в русском языке и в языке художественных произведений В. Набокова; выделение общеязьжовых и индивидуально-авторских средств со значением красного тона в произведениях В. Набокова.

3. Анализ особенностей сочетаемости цветообозначений красного тона с определенными семантическими группами объектов.

4. Анализ образных языковых средств цветономинации: сравнений, метафор, метонимических конструкций.

5. Исследование сложного эпитета.

Теоретическую основу исследования составили работы по лексической семантике, структурной организации лексической системы, в частности по проблемам полеюго описания лексики А А Уфимцевой [1962], В.Г. Гака [1977], Г.С. Щура [1974], Д.Н. Шмелева [1977], ИА. Стернина [1985], Л.М. Васильева [1990], Ю.Д. Апресяна [1995], Н.Д. Арутюновой [1999]; сочинения, посвященные специфике художественного слова, АА. Потебни [1976; 1993], БА. Ларина [1974], ВВ. Виноградова [1980; 1981], Г.О. Винокура [1997], Р. Якобсона [1975], Я. Мукаржовского [1996], М. Дымарского [2001]; концепции цветовой номинации Б. Берлина и П. Кея [1969], НБ. Бахилиной [1975], Р.М.

Фрумкиной [1984], А. Вежбицкой [19%], в особенности работы, в которых рассматриваются проблемы цветообозначений красного тона: РВ. Алимпиевой [1986], Т. Михайловой [1994]; интерпретация текстов В. Набокова и их особенностей опирается на труды ученых-набоковедов.

Научная новизна работы заключается в комплексном исследовании фрагмента цветового поля в языке В. Набокова, которое позволяет концептуализировать его эстетические и этические воззрения, описать фрагмент индивидуальной картины мира.

Теоретическая значимость определяется комплексным подходом к исследованию микрополя цветономинаций как узуального, так и окказионального порядка, функционирующего в эстетически значимой системе художественного текста.

Предмет исследования - функциональные особенности структурно-семантической организации микрополя цветообозначений красного тона в произведениях В. Набокова.

Материалом для исследования послужили тексты художественных произведений, написанные В. Набоковым в течение 1918-1940 гг. на русском языке1, а также романы «Лолита» и «Другие берега», переведенные на русский язык самим автором и практически созданные им заново. Из них методом сплошной выборки было извлечено 1009 примеров употребления лексем со значением красного тона, в том числе 167 употреблений сложных прилагательных, в составе которых присутствует по крайней мере одна основа, содержащая цветовой признак красного тона. Они и стали объектом настоящего исследования, которое базируется на анализе цветовых прилагательных, существительных, глаголов, причастий, деепричастий, наречий.

В процессе исследования были использованы следующие методы, анализ словарных дефиниций, палевый метод, контекстуальный и компонентный анализ, статистический метод, а также в ряде случаев этимологический анализ и метод культурной реконструкции.

Практическое значение работы состоит в возможности использования результатов исследования в спецсеминарах по лингвистическому анализу художественного текста и творчеству ВВ. Набокова, в разработках курсов лексикологии и стилистики, а также при составлении словаря языка В. Набокова.

Апробация исследования. Основные положения диссертации были изложены в докладах на научной конференции преподавательского состава и студентов КГУ «Кирилл и Мефодий: духовное наследие» (Калининград, 2002); международной научно-методической конференции «Слово в тексте и в словаре» (Калининград-Светлогорск, 2003); на научно-практических семинарах «Текст в лингводидактическом аспекте» (Ка-

1 Список произведений В. Набокова, использованных в диссертации, а также их сокращенных названий приведен в конце работы.

лининград-Зеленоградск, 2002); «Язык и культура: кирилло-мефодиевская традиция в славянских языках и литературах» (Калининград-Светлогорск, 2003), а также на ежегодных научных семинарах аспирантов КГУ (2002,2003,2004) и отражены в 5 публикациях.

Положения, выносимые на защиту.

1. Систематизация цветообозначений красного тона в произведениях В. Набокова может быть проведена в двух направлениях — парадигматическом, что позволяет рассмотреть цветообозначения с точки зрения структуры и исследовать системные отношения между ними, и синтагматическом, что приводит к выявлению приоритетных со-четаемостных связей цветообозначений с определенными семантическими зонами.

2. Микрополе цветообозначений красного тона, представленное в произведениях В. Набокова, является многокомпонентным развернутым структурным образованием, которое включает в свой состав как узуальные, так и окказиональные цветообозначения.

. 3. Сочетаемость цветообозначений у Набокова может соответствовать общеязыковому стандарту, а может выходить за его пределы. Анализ их употреблений важен для реконструкции авторской картины мира.

4. В набоковском тексте цветообозначения не только выполняют функции называния признака, но и часто сопровождаются эмоциональной оценкой.

5. Особенности идиостиля писателя проявляются в тропах (сравнениях, метафорах, метонимических конструкциях) и сложных эпитетах, часто воплощающих игровое начало, свойственное в целом поэтике В. Набокова.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, 3 глав, заключения, списка сокращений названий произведений В. Набокова, списка словарей и библиографического списка.

Глава I.

Микрополе красного тона в русском языке и языке произведений В. Набокова

§ 1. Полевое устройство цветообозначений

Накопленные к настоящему времени данные многочисленных исследований, посвященных проблемам системной организации лексики [Уфимцева 1962; Васильев 1971; Щур 1974; Виноградов 1977; Шмелев 1977; Гак 1977; Новиков 1982 и др.], позволяют утверждать, что «словарный состав языка, несмотря на свою "открытость", не представляет безграничного ряда разрозненных единиц», но является «определенной системой, отдельные звенья которой закономерно связаны между собой и постоянно взаимодействуют» [Уфимцева 1962: 37]. Многие исследователи приводят цветообозна-чения в качестве примера наиболее организованной лексической группы. Н.Б. Бахилина пишет: «Во многих лингвистических исследованиях группа цветообозначений является излюбленным, может быть, даже тривиальным примером наличия системных отношений в лексике разных языков» [Бахилина 1975: 7]. РМ. Фрумкина утверждает: «В лексике обнаруживаются лишь несколько групп с достаточно высокой степенью внутренней организации: термины родства, числительных, цветообозначений, этической, эстетической, религиозной лексики» [Фрумкина 1984: 19], в силу чего «данному фрагменту лексики [цветообозначениям -И.Л.] был придан особый статус» [Гам же: 3-4].

С другой стороны, в современной лингвистике сложилась традиция рассматривать лексическую систему языка как совокупность пересекающихся полей, при помощи которых вербализируется, распределяется, структурируется и хранится информация о предметах и явлениях окружающего мира, их свойствах и отношениях, а также о языковых признаках и категориях. Понятие «поле» в языкознании возникло как интуитивное отражение структурно-функционального подхода к явлениям языка, который неотделим от анализа групп и который, однако, на разных этапах рассматривался то как системный, то как просто групповой. Языковой материал всегда обусловливал необходимость такого подхода, независимо от того, что в концепциях различных авторов типы групп оказывались неоднородными, а принципы, лежащие в основе различных группировок элементов, неодинаковы.

Закономерно возникают вопросы: каковы критерии выделения и идентификации элементов полевой системы? Обладают ли цвегообозначения как системное лексическое образование статусом поля?

В лексикологических работах по названной проблеме отсутствуют единая типология группировок, единые критерии их выделения, единые способы описания структурной организации. Таким образом, в связи с вопросом о лексико-семантическом поле неизбежно возникает проблема дифференциации различных лексических объединений.

Понятие «поле» получило распространение в 30-х гг. XX века в связи с исследованиями Г. Ибсена, который под полем понимал объединение слов с общим значением. И. Трир ввел в научный обиход термины «лексическое» (языковое) поле и «понятийное» (семантическое) поле. По Триру, поле - это группа слов, тесно связанных друг с другом по смыслу. В отечественном языкознании системный подход к описанию лексики связывают с работой НА. Уфимцевой «Опыт изучения лексики как системы», в которой рассматривается понятие «лексико-семантическая группа», критерием выделения которой служит не «понятийный круг» или «сфера чистых понятий», а слово «как основная словарная единица в его многообразных и сложных смысловых связях с другими единицами словаря» [Уфимцева 1962: 4]. В этой концепции понятия «лексико-семантическая группа», «поле», «синонимическая группа» выступают как равноправные. По мнению JLM. Васильева, понятия «поле» и «лексико-семантическая группа» находятся в родо-видовых отношениях, т. е. лексико-семантическая группа выступает в роли разновидности поля. Под лексико-семантической группой ЛМ. Васильев понимает любое лексическое образование, объединенное общей парадигматической семой (семантическим множителем, по терминологии автора), исключая тематические группы (классы слов, объединенные одной типовой ситуацией или темой, например, «магазин», «театр», «спорт» и под.) [Васильев 1971].

Ф Л. Филин полагает, что в «лексико-семантическую группу» входят элементы, связанные «однородными значениями». От разновидностей лексико-семантических групп (синонимических рядов, антонимов, лексических групп с родо-видовыми отношениями) автор отграничивает словообразовательные объединения, грамматические классы, значения полисемичных слов и тематические группы (названия частей тела, термины скотоводства и под.), которые иногда могут смыкаться и даже полностью совпадать с лексико-семантической группой [Филин 1982].

Г.С. Щур обозначает расмотренное направление исследований как парадигматическое. Другое направление опирается на концепцию синтагматических полей В. Порцига. Синтагматический подход, связанный с сочетаемостью слов на основе синтаксических и морфологических параметров, нашел отражение в исследованиях В.Г. Адмони [1968], ГА Золотовой [1970], И.П. Ивановой [1981]. При этом обращает на себя внимание тот факт, что авторы рассматривают соответствующие явления не только с функциональной

точки зрения, но и с точки зрения наличия у них общего семантического признака. Интерпретация частей речи как полей, пересекающихся друг с другом (ГА. Адмони), изучение взаимосвязи лексики с конструкциями, в которых она выступает, позволяют увидеть полевую организацию в синтаксической подсистеме языка (ГА Золотова), способствуют осознанию того факта, что «поле может объединять в своем составе разнородные языковые средства, принадлежащие к различным грамматическим классам и уровням языка» [Полевые структуры... 1989:4]. Таким образом, предметом исследования в теории поля в современной лингвистике являются объединения языковых единиц, выделяемых на основе общности выражаемого ими значения (семантический принцип), или по общности выполняемых ими функций (функциональный принцип), или на основе комбинации двух признаков (функционально-семантический принцип). В «Лингвистическом энциклопедическом словаре» понятие «поле» толкуется как «совокупность языковых единиц, объединенных общностью содержания (иногда также общностью формальных показателей) и отражающих понятийное или функциональное сходство обозначаемых явлений» [Кузнецов 1990: 380]. На основании имеющихся точек зрения основными признаками языкового поля можно считать следующие:

1. Поле представляет собой инвентарь элементов, связанных между собой структурными отношениями.

2. Элементы, образующие поле, имеют семантическую общность и выполняют языке единую функцию.

3. Поле может объединять однородные и разнородные элементы.

4. В структуре поля выделяются микрополя.

5. В составе поля выделяются ядерные и периферийные конституенты. Ядро консолидируется вокруг компонента-доминанты, периферия имеет зонную организацию.

6. Ядерные конституенты наиболее специализированы для выполнения функций поля, систематически используются, выполняют функции поля наиболее однозначно, наиболее частотны по сравнению с другими конституентами и обязательны для поля.

7. Между ядром и периферией осуществляется распределение выполняемых полем функций, часть функций приходится на ядро, часть - на периферию.

8. Граница между ядром и периферией, а также отдельными зонами периферии является нечеткой, размытой.

9. Конституенты поля могут принадлежать к ядру одного поля и периферии другого и наоборот.

10. Разные поля отчасти накладываются друг на друга, образуя зоны постепенных переходов [Полевые структуры... 1989:5-6].

10

Следует признать, что цветообозначения удовлетворяют совокупности указанных выше критериев.

С.Д. Кацнельсон, исследуя группы лексем, относящихся к одной понятийной сфере, но противопоставленных друг другу, интерпретировал их как понятийные поля и определил как «противоположение понятий, ищущее выражения в языке» [Кацнельсон 1965: 77]. Исследователь выделяет два структурных типа полей: бинарные и полярные. В качестве «классического» примера полей последнего типа С.Д. Кацнельсон приводит группу слов со значением цвета. Мотивируя свой интерес к «континууму цветов», он, в частности, замечает: «...Обозначения цветов стали излюбленной моделью в теориях "значимости" и "семантического поля"» [Там же: 81]. А. Вежбицкая признает: «В английском и многих других языках 'цвет1 может рассматриваться как вполне самодостаточное семантическое поле» [Вежбицкая 1996: 231]. Как лексическое поле рассматривают группу цветообозначений авторы монографии «Полевые структуры в системе языка», при этом они выделяют ряд «входящих в поле лексиксьсемантических групп "парцелл", называющих отдельные цветовые оттенки» [Полевые структуры... 1989:69]. В «Лингвистическом энциклопедическом словаре» говорится о двух разновидностях поля: понятийном и предметном, последнее объединяет слова «по отношению к одной предметной области <.. .> например, цветообозначения, имена растений, животных, мер и весов и т.д.» [Кузнецов 1990:384].

Исходя из перечисленных аргументов, а также учитывая факт того, что цветообозначения, существующие в языке, представляют собой «более или менее автономную лексическую микрогруппу», «совокупность слов и выражений», «покрывающих» «частичку действительности, выделенную в человеческом опыте», «определенную область значения» [Ахманова 1969: 334], представляется возможным квалифицировать их как систему, обладающую полевым устройством.

Г.С. Щур, рассматривая поле как лингвистическое понятие, приходит к выводу, что лексические группировки могут быть исследованы как со стороны структурной организации, так и со стороны функционального подхода. Этот принцип позволяет рассмотреть лингвистический феномен с двух сторон.

Выявление двух функций у цветообозначений - структурной и коммуникативной — позволяет исследовать их на уровне парадигматических и синтагматических связей. Тем самым можно обозначить два подхода к решению основной проблемы нашего исследования: один проявляется в стремлении представить языковой материал в системе, другой предполагает анализ цветообозначений через особенности их употребления, в сочетаемости. Это находит отражение в структуре диссертации: в § 3 настоящей главы пред-

11

ставлен анализ микрополя красного тона в произведениях В. Набокова как структурного образования, в главе П рассматривается специфика употребления цветолексем на основе их сочетаемости. В главе Ш представлены оба подхода..

§ 2. Основные направления изучения семантики цвета

Цвет - продукт человеческого органа зрения и психики в целом. С древнейших времен была замечена тесная связь цвета с психикой, его способность воздействовать на эмоции и даже на физиологические функции человека. Исследования последних лет доказывают чрезвычайную важность цвета для человеческого опыта. Именно цвет, выступающий во множестве своих оттенков, помогает человеку видеть мир во всем его многообразии. Интерес к цвету многогранен. Им интересуются представители разных наук и областей искусства.

2.1. Принципы и подходы к изучению цвета

Настоящий этап развития лингвистики отмечен расширением связей с другими науками: причем не только с уже «освоенными» - философией, логикой, психологией, историей, но и с целым рядом естественных, физико-математических, таких, как биология, биофизика, кибернетика, математика и т.п. Подобная ситуация подтолкнула ученых к поиску общей идеи - «единого вектора способов гуманитарного познания» [Паршин 1996:24]. Представляется, что изучение Вселенной, сознания человека и его внутреннего мира неразрывно связаны между собой, и естественно, основным инструментом познания должен стать язык. Еще В. фон Гумбольдт высказал идею, согласно которой язык как практическая реальность лежит между миром и человеком. [Гумбольдт 1984]. Исследования соотношения сознания, мышления и языковых форм их выражения базируются на основополагающем принципе: невозможно изучать язык, не опираясь при этом на знания о человеке.

Ю.Д. Апресян видит одну из приоритетных задач современной лингвистики в построении наивной картины мира, отражающей «некую единую систему взглядов, своего рода коллективную философию, которая навязывается в качестве обязательной всем носителям языка» [Апресян 19956: 350]. Исходя из принципа антропоцентричности, исследователь справедливо полагает, что в основе реконструкции лежит общая схема человека как динамичного, деятельного существа. Принцип антропоцентризма позволяет обозначить очевидную связь метафорического термина «языковая картина мира» с системой зрительного восприятия. В основе зрительного восприятия, как и любого позна-

12

вательного процесса, лежат операции перцептивного действия: обнаружение, различение, идентификация, опознание, что предполагает постоянное сравнение внешних данных с внутренним опытом. Н.Д. Арутюнова утверждает: «Человек <.. .> отождествляет окружающие его объекты прежде всего по визуально воспринимаемым признакам. Именно задаче идентификации люди обязаны необыкновенным развитием зрительной наблюдательности: способность человека выделять черты, дифференцирующие между собой однородные объекты, выработана потребностью их узнавания» [Арутюнова 1999: 9]. Не случайно, по мнению Ю.Д. Апресяна, глагол перцептивного свойства видеть развивает свое «ментальное» значение: я вижу, что Спредставляю1, 'считаю', 'осмысливаю', но не зрю!) [Апресян 19956:365].

А. Вежбицкая описывает зрительное восприятие «как сложное и интегральное», включающее «цвет, форму, фактуру и многие другие признаки, которые рассматриваются как неделимое целое» [Вежбицкая 1996: 232] ? И все же следует согласиться с известным высказыванием Аристотеля: «Быть видящим значит быть каким-то образом причастным к цвету» [Аристотель 1976:425].

Цветовое восприятие как комплексная проблема находится в центре внимания представителей различных научных дисциплин. Физики считают цвет стимулом, который адекватно описывается при помощи физических параметров, они пытаются идентифицировать цвет с частотой (длиной волны) и амплитудой (яркостью / светимостью) лучистой энергии, которую называют светом. Опираясь на исследования И. Ньютона, который установил, что составляющие света имеют различную преломляемость, вследствие чего они по-разному воздействуют на наши глаза, ученые определили длину волны для каждого участка цветового спектра. Вьщеленные же физиками основные цвета были использованные в теориях цветового зрения [Тонквист 1993]. И хотя нерешенными остается множество вопросов, в частности, сколько исходных цветов способен воспринимать человек, подавляющее большинство цветовых систем опирается на физические характеристики.

Физиологи исследуют процессы, протекающие в зрительной нервной системе. Общепризнанной в настоящее время является трехрецепторная теория цветового зрения, впервые представленная Г. Палмером и разработанная впоследствии Т. Юнгом и X. Гельмгольцем, согласно которой на сетчатке глаза имеется три типа рецепторов, каждый из которых обладает спектральной чувствительностью к 1/3 видимого спектра. Трихроматические нейронный сигналы, переданные по зрительному нерву, трансфор-

2 На этом свойстве зрительного восприятия основано явление синестезии. Психологи установили: цвет и свет воспринимаются зрением, зрением же воспринимается форма; с другой стороны, форма воспринимается осязанием, поэтому некоторые люди видят «звук», «цвет звука».

13

мируются мозгом в систему оппонентного цвета. Н.Н. Данилова считает: то, что мы видим как цвет, представляет собой комбинированное воздействие спектрального распределение светового потока из источника света. Оно перерабатывается в сетчатке, а затем в коре головного мозга в сочетании с сигналами из соседних областей поля зрения, нашими воспоминаниями о сходных ситуациях, имевших место в прошлом опыте [Данилова 1998]. Этот тезис подтверждает постулат Э. Геринга о том, что цвет - это то, что мы видим и можем описать с помощью свойств, которые мы в нем видим.

Психологи понимают цвет как понятие психологическое, поскольку считают, что нет строгой зависимости между цветовым стимулом и результирующим мозговым восприятием: мы можем видеть цвет и без непосредственной физической причины, например, в результате работы воображения, во сне, поэтому интерес для психологов представляет не цвет-стимул, а цвет-перцепт, т.е. цвет, существующий в восприятии человека в виде колерного образца [Измайлов, Соколов, Черноризов 1989]. По мнению психологов, восприятие цвета зависит от индивидуальных особенностей зрения, настроения, темперамента, уровня эстетического вкуса [Корж, Ребеко 1993]. Это позволяет ученым дать описание субъекта на основе его индивидуальных предпочтений в цветовом выборе. Широкое распространение получили различного рода эксперименты, позволяющие выявлять влияние цвета на эмоции (так называемые тесты Люшера), на физиологическое состояние - изменение состава крови, заживление тканей, тонус мышц, психический статус. Так, П.Б. Янынин считает, что цвета красной части спектра действуют на человека распаляюще, красный повышает давление и частоту пульса, вызывает сильную активацию эмоционального состояния, а синий цвет действует охлаждающе, снижает артериальное давление, анестезирует [Яныпин 2000]. Люди в разном психологическом состоянии склонны видеть мир буквально в разном цвете. Эмоционально уравновешенные экстраверты видят мир более ярким и красочным, с преобладанием теплых тонов, тревожные интроверты, напротив, менее красочным, с преобладанием синего. Это сопоставимо с тем, что в радости человек видит мир «в розовом цвете», гнев «застилает глаза» красным, печаль - «синим» [Петренко 1997:206].

А. Вежбицкая считает, что значение цвета не может быть определено в терминах физических свойств. Когда люди говорят, что платье синее, они не имеют в виду, что длина волны составляет ~ 475 нанометров, более того, люди «знали» цвет еще до того, как была открыта волновая теория света. Для определения значения цвета не могут применяться термины нейрофизиологии, потому что воспринимаемые ощущения не могут передаваться другим людям. «Связь между представлением цвета в мозгу и языковым представлением о цвете может быть только опосредованной. Путь лежит через

14

понятия. Данные чувственного восприятия субъективны (даже если они основаны на общечеловеческих психических реакциях), в то время как понятия могут быть общими для всех. Для того чтобы иметь возможность говорить с окружающими о наших субъективных ощущениях, мы должны уметь переводить их вначале в понятия, которые поддаются передаче другим людям» [Вежбицкая 1996: 283-284]. Несмотря на косвенные связи с человеческой нейрофизиологией, значения цветообозначений представляют собой артефакты культуры.

2.2. Культурная и социальная значимость цвета

Человек всегда стремился понять смысл цвета в природе и культуре: содержание скрытой в нем информации исследуется с момента использования человеком цвета. Об этом говорят археологические и этнографические данные о ритуальной и военной раскраске древних и примитивных народов, свидетельствует мифология и фольклор всего мира. Уже на архаической стадии формирования духовной культуры, в мифах творения находят свое отражение представления человека о цвете. Акт созидания / возникновения может выступать в мифах в ряде вариантов: как развитие космоса из яйца (фиксируется в австралийских и африканских мифах), при этом две половинки яйца, иногда два яйца имеют разный цвет и связаны с различными враждебными друг другу существами; как создание мира из тела убитого антропоморфного существа, в нем находят свое отражение различные способы моделирования природных объектов: так, например, из тела Пуруши (ведийские ритуалы) произошла земля, из волос появились звезды, из слез — реки, из глаз — солнце, из дыхания — ветер. Вполне очевидно, что в результате превращения объекту присваивался и определенный цветовой признак. В космогонических мифах мир создается в результате преобразования хаоса, который конкретизируется в образах мрака, ночи, пустоты, зияющей бездны. Переход от хаоса к упорядоченному космосу оказывается переходом от тьмы к свету. Акт творения предполагает наличие творимого объекта, источника / материала и творящего субъекта, а также требует введения категории времени (начального и конечного) и категории пространства (глобального и локального). Мифологическое пространство членится по вертикальной и горизонтальной осям, которые и организуют все остальные элементы пространства. В горизонтальной космической модели обычно фигурируют четыре столба, соотнесенные со сторонами света, временами года, животными, цветом. Например, в китайской системе востоку соответствует синий цвет, весна, дракон; югу - красный цвет, лето, птица; западу - белый цвет, осень, тигр; северу - черный цвет, зима, черепаха [Мелетинский 1976]. Таким образом, превращение хаоса в упорядоченный космос, составляющее основной

15

смысл мифологии, включает в себя и цветовой аспект. Контрастирование в самом восприятии окружающего мира расчленяет его непрерывность, а поскольку объекты отчетливо воспринимаются через контрасты, они подвергаются простейшим классификациям. Мифологическое пространство членится на основе базового контраста, в первую очередь, на противопоставлении белого и черного цветов. А. Вежбицкая считает, что третьим цветом, выделенным человеком из окружающей среды, стал красный. Исследователь указывает, что ассоциативная связь с важнейшими элементами человеческого опыта - кровью, огнем, солнцем - провоцирует вычленение цветового пятна из окружающего человека однообразного фона. Она считает, что в тех языках, где фиксируется противопоставленность «цветных» и «не-цветных» зрительных ощущений, фокус «цветных» ощущений закреплен за красным цветом, наиболее значимом для человека.

В.У. Тернер, исследовавший проблему цветовой классификации в примитивных культурах (например, африканского племени ндембу), показал, что в их языке особыми словами обозначаются только три цвета: белый, черный, красный, все остальные передаются производными терминами и «подвёрстываются» к одному из трех основных. При этом указанные цвета соотносятся с тремя реками: «старшей», «младшей», «красной», последняя представляет собой канавку с подкрашенной кровью или краской водой [Тернер 1972:61].

Таким образом, можно представить, как протекал процесс мифологизации цвета. Поскольку кровь всегда красная, многие мифы прямо отождествляют красную охру с кровью. И когда археологи находят в древнейших наскальных изображениях красные отпечатки рук, или изображение раны на теле бизона, или красные пятна на черепе шумерского скелета, то здесь красный цвет воспроизводит действительность, является редупликацией крови. В.Н. Топоров предполагает, что различение трех «первоначальных» цветов - красного, белого, черного, соответствующих крови, молоку, выделениям человека, лежит в основе «антропоморфичного кода», с помощью которого мифологическое сознание строит Вселенную [Топоров 1997:473-474]. Осознание цветообозначения происходит в результате реакции человека на кровь, вид которой вызывает избыточное по сравнению с нормой эмоциональное напряжение. Мифологическое значение цвета базируется на неизменных свойствах природы и человека и поддерживается коллективным приятием и общепонятностью, поэтому некоторые объекты, не теряя своей конкретности, становятся знаками других, а мифологическое мышление, стремясь к обобщению, не предполагает разницы между реальностью и вымыслом.

Культурно-историческое развитие человеческого общества, возникновение социальной иерархии сопровождаются расслоением мыслительных структур и чувств. Раз-

16

Список литературы

Комментрии

          Дата создания:  07.09.2012           Дата изменения:  07.09.2012           Просмотров:  875

Статистика последних работ

  Интересные работы (за сутки)

Разработка методики оценки эффективности функциони...
    Просмотров: 319
    Раздел: Транспорт
Семантика и специфика функционирования цветооБозна...
    Просмотров: 876
    Раздел: Русский язык
Иностранный капитал в нефтяной промышленности Кавк...
    Просмотров: 268
    Раздел: Отечественная история
Девиантное поведение несовершеннолетник
    Просмотров: 445
    Раздел: Уголовное право и криминология
Псикологические особенности адаптации личности к у...
    Просмотров: 477
    Раздел: Психология развития, акмеология
Свойства и особенности функционирования терминов м...
    Просмотров: 223
    Раздел: Русский язык
Совершенствование расчётов по экономической оценке...
    Просмотров: 1110
    Раздел: Экономика, организация и управление предприятиями,...

  Новые поступления

Религиозная антропология Сёрена Кьеркегора
    Дата добавления: 02.05.2013
    Раздел: История философии
Эволюция скемно—текнологический решений вещательны...
    Дата добавления: 02.05.2013
    Раздел: История науки и техники
История отечественной психологии воспитания, 60-е ...
    Дата добавления: 02.05.2013
    Раздел: Общая психология, психология личности, история пси...
Методика изучения астрономических понятий курса фи...
    Дата добавления: 02.05.2013
    Раздел: Теория и методика обучения и воспитания
Мотивация труда персонала коммерческого банка
    Дата добавления: 02.05.2013
    Раздел: Экономика труда
Философия и "дук" капитализма в контекст...
    Дата добавления: 02.05.2013
    Раздел: Культурология
Мониторинг профессионального воспитания будущего п...
    Дата добавления: 02.05.2013
    Раздел: Теория и методика профессионального образования

Товаров: 0

Сумма: 0.00

Вход для клиентов
Логин:  
Пароль:  

Забыли пароль?
Поиск по сайту
Расширенный поиск

Архив новостей

 
 
 
© 2005-2014 «Nauka-Shop»
Все права защищены.    Тех.поддержка:

Яндекс деньги обменять на гривны
Моментальный обмен Яндекс Деньги. Лучший курс. Накопительные скидки
iobmen.in.ua
Готовые пластиковые окна для дачи
Окна из дерева для дачи, бани, дома, веранды, бытовки. Стеклопакеты
goldenhaus.ru
Крупные рекрутинговые компании алматы
Рекрутинговая компания. Рекрутинговое агентство. Новости компании
luxoft-personnel.ru